ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗИТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА К ПОЛИГРАФУ ЧЕРЕЗ ИЗМЕНЕНИЕ СОБСТВЕННОГО СТЕРЕОТИПА МЫШЛЕНИЯ
  • Главная
  • Статьи
  • Полиграф
  • ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗИТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА К ПОЛИГРАФУ ЧЕРЕЗ ИЗМЕНЕНИЕ СОБСТВЕННОГО СТЕРЕОТИПА МЫШЛЕНИЯ

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЗИТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА К ПОЛИГРАФУ ЧЕРЕЗ ИЗМЕНЕНИЕ СОБСТВЕННОГО СТЕРЕОТИПА МЫШЛЕНИЯ

By In Полиграф, Статьи On 19.02.2015


Что общего у автомата Калашникова и полиграфа (детектора лжи), или например, у шпаги – грозного оружия мушкетеров?

Этот вопрос меня совершенно не беспокоил полтора года назад, когда мой давнишний приятель в один из зимних вечеров, таинственным голосом по телефону пригласил к себе домой и сделал предложение, которое кардинально изменило мою дальнейшую жизнь.

К этому времени жизнь уже достаточно разнообразно и щедро одаривала нас с привычной «маятниковостью» разнообразными приключениями и другими испытаниями на прочность, стрессоустойчивость и др. В результате, я к этому времени владел солидным количеством профессий и корочек о высшем и дополнительном профессиональном образовании. Средств на жизнь не хватало, да и работать в прежнем качестве было неинтересно. «Детектор лжи», полиграф. Волшебные слова прозвучали, как призыв к увлекательному приключению. Увлекательный мир психологических единоборств, борьба с коварным преступником, скрывающим от правосудия свои коварные замыслы и конечно, разоблачение. Вот ради чего стоит жить. А оправдать невиновного? Воистину благородная миссия.

По словам моего партнера (так с этого вечера мы стали друг друга называть) в нашем регионе представителей этой романтической профессии не было. Рынок – необъятный. Достаточно получить диплом, подать объявление в газету, и толпа обманутых или просто жаждущих узнать всю правду завалит нас заказами и, само собой, разумеется, купюрами.

Мы будем первыми! Волшебное слово «эксклюзив» – мечта любого предпринимателя, засияло в голове и заставило окунуться в мир Интернета для поиска самого лучшего учебного учреждения, где из нас сделают профессиональных полиграфологов. Вариантов было немного, и самым предпочтительным оказалась академия под патронажем гуру современной отечественной полиграфии В. А. Варламова. Требования к слушателям строгие, но мы подходим. Цена посвящения – справедливая и вполне обоснована бесценными знаниями и прибором – волшебным инструментом раскрытия тайн.

Результат не разочаровал. Все, как описывалось на сайте академии. Бесплатное проживание, профессиональные преподаватели и лекции, чередующиеся с практическими занятиями. Но сначала тест на профпригодность. Чтобы тестировать самому, необходимо почувствовать себя на месте тестируемого. Это похуже прокрустова ложе. Меня проверили практически на все мыслимые преступления и даже помыслы (а дурное помышлял, каюсь) и вынесли вердикт – к профессии годен! А затем – ежедневные занятия с утра и до глубокого вечера. Практика на материале реальных преступлений. Мы с утра до вечера носились по Москве и распутывали замысловатые нити чужих страстей и пороков. К собственному житейскому опыту, как детали «пазла», добавлялись специфические знания, необходимые для этой профессии. Мне очень повезло: базовое медицинское образование позволяло адекватно оценивать психофизиологические процессы в организме тестируемых, а дополнительное юридическое – определять объект тестирования как лицо, обладающее определенной правоспособностью, наделенное правами, свободами и обремененное обязанностями. В результате все это сложилось в логичную систему знаний со своими внутренними закономерностями, внешне понятную и максимально обоснованную научно. На выходе эта система не заставила ждать результата, трансформировавшись в удивительную профессию полиграфолога.

Но превращение в эксперта-полиграфолога произошло не сразу. С момента первого самостоятельного тестирования до уверенного чувства владения программой, понимания стратегии опроса и манипуляции тактикой поведения, умения составить емкие точные и не понятные по логике для тестируемого вопросы, прошло достаточно много времени и более полутора сотен тестирований. Отдельного усилия потребовало приобретение обязательного навыка постоянного контроля за состоянием тестируемого. Умение вести опрос, выявлять вербальные и невербальные признаки причастности лица к исследуемому событию – всему этому нас научили терпеливые педагоги.

Эти навыки приобретались постоянным тестированием и исследованием учебных шаблонов. К сожалению, в нашем обществе честность и порядочность подчас проигрывают набору приспособленческих навыков, позволяющих быстро добиться желаемого. И если человек уверен, что его преступление никогда не будет раскрыто, сложно надеяться на то, что его что-то остановит. Полиграф – это единственное, что может предложить наука, для фиксации факта правонарушения и – самое главное – для подтверждения факта непричастности честного человека к инкриминируемому ему преступлению.
Осознание этого придет позже, а пока выпускные экзамены, долгожданный диплом и дорога домой.

Учеба и последующие праздники позади. После новогодних праздников люди неуверенно, не враз, но потихоньку начинают работать. Мы в строгих костюмах, на всякий случай полиграф в кейсе с собой, тщательно разработанное портфолио в нескольких вариантах (для разных групп потребителей) в аккуратных файлах, навещаем друзей, знакомых, давних знакомых и просто крупные предприятия нашей просвещенной республики. Люди, как спросонья изумленно смотрят на нас силясь понять, что мы хотим от них получить. Что получить, это ясно, но за что? Полиграф? Вы будете искать преступников в наших коллективах? Я, как руководитель дам команду моим работникам пойти на тестирование, где им промоют мозги, залезут без наркоза, всвятая святых – душу, оскорбят и растопчут их веру в доброго и справедливого руководителя, и за это вы хотите получить с меня деньги? И тут мы понимаем, что говорим на разных языках с теми людьми, для которых и ради которых мы с усердием постигали тайны нашей профессии.

Почему автомат Калашникова внушает страх, а шпага мушкетера уважение и даже благоговение? Автомат в руках пограничника, защищающего рубежи нашей Родины, или в руках милиционера, охраняющего наш спокойный сон и имущество, выполняет защитную функцию, а полоска закаленного металла за свою историю тоже забрала тысячи жизней, и далеко не всегда это были злодеи. Да и милиционерам с имиджем не повезло. Ими успешно пугают не одно поколение расшалившихся детей. Почему такая несправедливость? Любое оружие, с помощью которого забирается чья – то жизнь, безнравственно. Автомат, дуэльный пистолет, шпага, меч, каменный топор. Что-то нравственное в нем возникает, когда при помощи него мы защищаем своих детей, жен, стариков, Родину. Все в нашем отношении к этим предметам, профессиям и понятиям. А что определяет наше отношение?

Правильно, PR-технологии. Продвижением «положительного» образа милиционера и автомата Калашникова занималось кино и армия репортеров, закрепляя в сознании обывателей тревожные образы беззащитности и страха, а мушкетерской шпаге повезло больше. Ее продвигал А. Дюма и несколько талантливых кинематографистов, создавая ореол романтизма вокруг блестящей полоски металла.

Понятно? Скорее всего – «да», но возможно – «нет».

Полиграф в головах наших сограждан ассоциируется с символом репрессий, инструментом подавления, глобального недоверия, подозрительности и грядущего наказания. Без альтернативы. В этом виноваты пиарщики еще Советского Союза. Незабвенный Вышинский на заре советской власти называл полиграф «продажной девкой империализма» и инструментом подавления рабочего класса его угнетателями. Говорил о бесчеловечном и ненаучном методе получения информации при помощи полиграфа. Да, пытать, убивать и репрессировать женщин и детей, было более гуманно с его точки зрения. Время прошло, но как говорят, осадочек остался.

Все руководители, с которыми мы говорили, в один голос заявляли, что никогда не опустятся до унизительного недоверия к своим подчиненным. Крадут? Спрашивали мы их. Крадут, но проверять их, травмировать их своим недоверием, обижать их проверкой и контролем не будем! Что там говорить. Мы были поражены и раздавлены.

«… чем, прости? Это ж очень понятные и, мне кажется, правильные вещи… знаешь, почему там воруют? В том числе потому, что это в культуре этого руководства, в природе корпоративных отношений, в природе эксплуатации, в качестве управления, в самих личностях этих руководителей и т.д. Недаром же появляются принципиально новые концепты управления с красивыми и забавными всякими названиями: управление по ценностям, indulgemanagement и т.д.»

Мой друг, о его талантах и удивительных качествах можно было бы написать отдельную статью, был искренне удивлен нашей реакцией на мнение людей о полиграфе. Он вполне искренне опасался, что полиграф может занять свое место в арсенале Большого Брата для мониторинга совести граждан с целью «сплочения» в безликую, бессловестную, послушную, предсказуемую серую массу исполнителей. И в своих рассуждениях он был достаточно убедителен.

Оказывается, то, что нас так радовало в самом начале – отсутствие конкуренции, на самом деле было отсутствием рынка, а это не так хорошо, как кажется. Отсутствовал спрос на нашу услугу, и впереди нас ждала целина по формированию рынка, а это огромная работа.

Но за 50 лет интересной жизни мы научились худо-бедно держать удар. Цель поставлена – надо работать. И тут нам повезло. Через два месяца после окончания академии поступило предложение от Ижевского юридического института РПА Минюста России участвовать в научно-практической конференции по противодействию коррупции. Тема наша, и я срочно подготовил доклад. Форум был весьма представительный. Гости из соседних областей и республик, силовики, правительство и заинтересованный научно-преподавательский состав со студентами. Выступление было встречено одобрением и вызвало оживление участников. Нас заметили. После выступления подходили журналисты, преподаватели. Всем было интересно.

Через две недели конференцию показали по местному телевидению. Со слов очевидцев 60% информации было о моем докладе. Оно и понятно – тема экзотическая. Потом приглашение читать лекции перед будущими юристами, другие научно-практические конференции, работа над юридическим обоснованием тестирования, статьи в научных журналах. И параллельно, первые заявки на тестирование. Мы постоянно подавали объявления в газеты, но первый заказ поступил от знакомых. Воровство на предприятии. И мы все сделали так, как нас учили. Слава Богу, мы не стали ничего упрощать, модернизировать, изменять в методике и преобразовывать. И закономерный успех – признание в совершенном преступлении виновного. Делай больше, чем тебе заплатили, и не ленись писать. Отчеты мы писали по два-три часа каждый. Скрупулезно оценивали полиграммы и не тяготились повторными обследованиями. Цены демократичные, работа на совесть. В месяц 2-3, иногда 5, но не более 10 обследований. Главное не потерять темпа. Жадно ловим все новое из Интернета, штудируем лекции и учебники. Все время посвящаем полиграфу. И затем следующий шаг к успеху.

Политика. Вот уж где полиграфу не место, вернее, где ему место. Политики, как и адвокаты, не часто говорят правду, но требуют эту правду от других. Но исключения только подтверждают правила.

Мне повезло встретить не типичного, но, тем не менее, весьма успешного политика, художника, писателя, главного редактора ведущей газеты нашей Республики, невероятно интересного человека, который предложил мне использовать полиграф, как инструмент реальной борьбы с коррупцией, лоббистами и прочей «нечистью» от политики. Мы вместе работали над законопроектом о применении полиграфа в Удмуртской Республике. Замахнулись, так сказать.

Юрист внутри меня пел, а обыватель поражался собственной наглостью. Целый месяц в правительстве, администрации президента Удмуртской Республики, прокуратуре, на местных сайтах в Интернете велась оживленная дискуссия. Кстати, прокурор нас поддержал, а президент – не очень. Мне пришел из его администрации ответ на 6 листах с перечислением статей разнообразных законов, с которыми наш законопроект, вступил в прямую и косвенную конфронтацию. Короче, это звучало так – полиграф это ограничение свобод свободных граждан нашей республики. Где-то что-то похожее я уже читал, возможно, во мнении о полиграфе основоположников юриспруденции советской власти. Но я был счастлив. Слово полиграф звучало отовсюду. Количество заказов на интересную услугу росло.

Я не помню тот день, когда я осознал качественное изменение моего отношения к полиграфу. Даже не совсем моего, а отношения людей к этой технологии. Какое оно должно быть! Это всего лишь технология. Например, автомат. В хороших руках он защищает, в плохих – убивает. Или шпага, или милиционер. Важно, что мы этим делаем, какие у нас цели, честны ли мы, искренни ли в стремлении помочь людям. Это – главное!!!

ПОЛИГРАФ – ЭТО ИНСТРУМЕНТ ПОМОЩИ,
ТОЛЬКО БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ДОКАЗАТЬ СВОЮ НЕВИНОВНОСТЬ.

В этой фразе всё. Послание, адресованное людям. Спасение, инструмент помощи, единственный способ объединить честный коллектив, выделив из него «негодяя».

На сегодняшний день в мире нет другого столь эффективного средства честному человеку доказать свою невиновность. Эта фраза все ставит на свои места.

Полиграф нужен, вернее он давно нужен и это мне говорили десятки людей, с которых я смыл пятно подозрений, угроз, прямых обвинений и которые готовы были хоть в петлю лезть от несправедливых наветов.

Мы изменили свое отношение к полиграфу и сумели донести это до людей, и качество переросло в количество. Люди нам поверили. Они увидели, что полиграф не ошибается, отсортировывая плохое от хорошего, вернее полиграфолог, который ставит перед собой цель помочь людям. И всегда дает шанс человеку, осознав совершенную ошибку, исправить ее.

До конца года мы протестировали более 160 человек. Очередь по договорам и телефонной записи на тестирование расписана на месяц вперед. Нам приходится работать по субботам и воскресеньям. Людей перестал страшить «детектор лжи», но не всех. Преступники, воры и мздоимцы боятся. И это правильно.

Я горжусь своей профессией, и когда я читаю лекции перед студентами – будущими полиграфологами, я говорю им, что им в руки передается не меч карающий, но щит – помощь и защита честных людей. А честных людей вокруг все же больше. И наша профессия им очень нужна.

Туранов Николай Анатольевич

Ижевск, 2011


Похожие записи